Эксклюзив
13 января 2009
11338

Алексей Подберезкин: Духовность - как критерий для креативного класса

`…уходят в прошлое хрестоматийные 
мотивационные стереотипы 
американских идеалов XIX века`[1]. 

Л.Л.Фитуни

 

Стереотипы американских идеалов, в том числе и в экономике, - очевидная угроза национальной системе ценностей и безопасности. В том числе и в экономике, где перед другими государствами ставится задача проведения комплекса социально-экономических реформ в результате которых эти страны попадают в зависимость от США, превращаясь в потребителя американских товаров и услуг и экспортеров сырья, знаний. 

Духовность, `российский дух`, нравственность, `сила духа` и другие близкие понятия имеют фундаментальную ценность, как для всей нации, так и особенно для ее творческого класса. Так уж сложилось в новейшей российской истории последних десятков лет, что этим категориям уделялось слишком мало внимания. Лишь в периоды самых жестких испытаний о них вспоминали как о последнем средстве, последнем ресурсе, который защищает нацию. Коммунисты тогда называли его `моральным фактором`, а либералы - западники `европейской гуманистической традицией`. 

На самом деле духовность ни то и ни другое. Духовность - это высшие возможности человека, не зависящие уже ни от среды, ни - нередко - от него самого. Это мощная сила, заложенная в человеке, но используемая им на сотые доли процента. Психиатры из института Сербского, например, считают, что эти возможности закладываются при рождении, а затем могут лишь совершенствоваться. 

Другая сторона вопроса, непосредственно связанная с категориями `национальные интересы` и `национальные ценности`, - понимание того, что интеллект может базироваться только на прочном культурном и духовном национальном фундаменте. Сказанное прямо относится к формирующемуся креативному классу, который становится главной движущей силой, механизмом внедрения интеллектуального потенциала в экономическую и общественную жизнь развитого государства. Более того, опережающее развитие может опираться только на собственные достижения, а не заимствования которые в лучшем случае могут лишь повторять сделанное с заметным опозданием. Иногда на 5, 7 и даже 10 лет. Вот почему принципиально ошибочно утверждение российских неолибералов о необходимости отказа от национальных традиций и ценностей не только с политической точки зрения, но и с позиций обеспечения высоких темпов научно-технического, экономического и социального развития. 

Огромная роль в этом процессе принадлежит интеллигенции. В конечном счете, от нее зависит как вся нация будет ориентирована, каков будет вектор национального движения. `Перестройка` показала, что именно благодаря верхушке интеллигенции нации были предложены ложные ценности и представления о национальных интересах. В 90-ые годы эти ложные ценности создали атмосферу безответственности, коррупции и вседозволенности, результаты которых сказываются и ныне. 

Сегодня эта роль интеллигенции возрастает в еще большей степени. Опережающее развития не должно (да и не может!) игнорировать национальные интересы и ценности. В противном случае это уже будет не национальное развитие, а развитие в чужих интересах. И огромную роль здесь играет традиция. В том числе духовная. Прав, безусловно, писатель А.П.Поляков, утверждающий, что `… когда-то умствующая интеллигенция сделала все, чтобы отвратить наш народ от веры. Долг интеллигенции - привести народ в храм`[2]. Духовность и нравственность - это сегодня и политические и экономические категории. 

В еще большей степени это справедливо по отношению к развитию и созданию принципиально новых знаний и навыков, фундаментальной науке, технологиям и инновациям. На новом этапе развития человечества, когда глобализация несет в себе открытую угрозу национальной идентичности и традициям, когда национальные культурные и духовные ценности начинают играть роль экономического и социального стимула развития, подобные неолиберальные соображения ведут к тому, что нация-творец превращается в нацию-заимствователя. Причем далеко не самых лучших достижений. Тем, кто заимствует, всегда придется удовлетвориться второстепенным товаром. И, как я уже говорил, с большим опозданием. Наше катастрофическое технологические отставание, конечно же, потребует заимствований и инноваций извне, учет не только технологий, но и элементов культуры. Без этого в эпоху глобализации уже невозможно. Тем более для тех стран, которые хотят быстро преодолеть технологический разрыв. Но - и это необходимо еще раз подчеркнуть - заимствования могут лишь сократить разрыв, но не ликвидировать его. Тем более заимствования не способны обеспечить лидерские позиции. 

Наконец, отказ от традиций, национальных ценностей неизбежно ведет, в конечном счете, к потере национальной самоидентификации, а затем неизбежно и суверенитета. На первых этапах это выглядит как скромная уступка со стороны тех, кто обязан защищать национальные интересы, но позже - неизбежно к отказу от самого принципа защиты национальных интересов государством и обществом. 

Так, возвращаясь к теме земельных ресурсов и продовольственного кризиса, трудно увидеть, кому, прежде всего, принадлежат земельные угодья. И если неолиберальный лозунг 90-х годов `Заграница нас прокормит` станет принципом развития, то вскоре исчезнут не только эти земельные ресурсы, но и та творческая часть граждан, которая на них выросла и готова их развивать, т.е. значительный креативный слой, как и в 30-ые годы, будет уничтожен. 

Подобные рассуждения - практическая политика, а не только политическая идеология. Типичный пример такого тезиса в изложении В.Иноземцева выглядит следующим образом: `в условиях, когда мечтой нынешней власти является управление Россией на основе мифологизированных исторических традиций, используемых для дальнейшей изоляции страны от мира, целью российских либералов должна стать десакрализация этих мифов и их разрушение ради формирования светского демократического гражданского общества, способного определять ориентиры и задачи на основе объективных потребностей. Нужно порвать с традицией абсолютизации государственничества, осознав, что в последние полтора века главным врагом российского народа было российское государство, ставящее себя над народом и навязывающее ему свои представления и цели`[3]. 

`Мифологизация исторических традиций` (по Иноземцеву) в реальности способна правильно понять не только экономические и политические национальные интересы, но и стратегию развития страны. В том числе и дать правильное представление о том, как использовать имеющиеся ресурсы. В частности земельные. 

Интересно, что у В.Иноземцева в одном ряду (отнюдь не случайно) находятся понятия `мифологизация исторических традиций` и `абсолютизация государничества`. Как я писал уже выше, исторические (национальные) традиции и национальные интересы - взаимосвязанные и взаимодополняющие понятия. И если национальная интеллигенция и креативные группы будут ориентироваться на `отказ от мифологизации традиций`, то это неизбежно приведет и к отказу от суверенитета и соблюдения национальных интересов. 

Национальная идея: Россия - мировой культурный лидер 

Наконец, огромное значение для интересов опережающего развития имеет общекультурный потенциал нации, который во многом основывается на духовном фундаменте. Это - огромный и мало используемый ресурс российской нации, которая именно в этой области имеет очевидное конкурентное преимущество. Признаваемое, кстати, Западом. 

На мой взгляд, с экономической и социальной точки зрения фактор культуры очевидно недооценен. И с демографической, кстати, также. 

Понятно, что читающий, образованный и культурный инженер лучше, чем пьющий и потерявший квалификацию специалист. Но важно, что креативного специалиста без достаточно высокого  культурного (а иногда и духовного) уровня не бывает. 

На самом деле это можно отнести ко всем социальным слоям: служащим, рабочим, сельскохозяйственникам рабочим. Качество их жизни, производительность труда, продолжительность жизни и многое другое являются прямым следствием уровня культуры. По оценке французских ученых, например, граждане с высшим образованием живут во Франции на 10-12 лет дольше! 

Вот почему в Концепции долгосрочного развития нашлось место и для культуры. В целом о ней сказано правильно: `Цель государственной политики в сфере культуры - развитие и реализация культурного и духовного потенциала нации как основы целостности и устойчивого, динамичного развития России (подч. А.П.). 

Максимальной эффективности культурная политика России может достичь при реализации ее по следующим наиболее значимым направлениям[4]. 

Первое - создание условий для равного доступа граждан к культурным благам и услугам, образованию в сфере культуры и искусства. 

Второе - повышение качества и доступности услуг в сфере культуры…` и т.д. 

Но не увидено главное: в эпоху глобализации только та страна может развиваться опережающими темпами, сохранить суверенитет и стать лидером, которая является, прежде всего, лидером культурным. 

И наоборот. Развал государств, как показывала современная практика, начинается с культурной деформации, искажения истории и подмены национальных традиций. 

Иногда такой неолиберальный подход объясняют `реалиями глобализации`. На самом же деле те, кто являются ее лидерами и идеологами отнюдь не отказываются ни от национальных традиций, ни от своих национальных интересов. Если взять, к примеру, США, то легко увидеть, что пропаганда идей глобализации идет в последнее десятилетие параллельно с усилением пропаганды национальных интересов и ценностей. Достаточно прочитать любое из ежегодных посланий президента США конгрессу страны. 

Таким образом, декларируемый неолибералами отказ от традиций, своего наследия, принижение государства и, соответственно, его роли в развитии не только не отражают реалии глобализации, но и противоречат нынешней практике, реалиям, существующим в либеральных США и западноевропейских государствах. Именно там в ХХI веке заметно стремление как укрепить, в т.ч. искусственно, свои национальные традиции, так и усилить роль государства. 

Принижает значение креативного класса и национальных традиций очевидное увлечение идеей роста ВВП, промпроизводства и т.д., которые стали очень популярны в восстановительный, путинский период. Понятно, что завершение восстановительного периода (по сути - индустриального этапа) неизбежно и необходимо. Россия, конечно же, должна восстановить полностью индустриальный потенциал СССР. И это неизбежно произойдет. Даже в относительно короткие сроки. Как показывает статистика за 2006 год, обрабатывающая промышленность уверенно росла (восстанавливалась), опережая средние темпы роста ВВП[5], достигнув своего апогея в первой половине 2007 года. 

Эти, безусловно, позитивные тенденции, однако, могут привести к ложному оптимизму. Промышленный рост в ХХI веке уже не играет того значения, как в первой половине ХХ века. Хотелось бы подчеркнуть, что не темпы промышленного развития сегодня главное: индустриальный этап остался в прошлом человечества и ориентироваться на него сегодня - это, значит, ориентироваться на прошлое. Его завершение в России - по сути, исправление ошибок в промышленной политике 80-х и 90-х годов. Идеологически эта цель не должна доминировать в установках. Что, к сожалению, пока происходит. Ибо это вводит в заблуждение и лишает перспективы. 

В реализации новой социально-экономической стратегии государства все большая роль будет принадлежать креативным социальным группам, а те, в свою очередь, не могут не быть ориентированы по культурному, духовному и национальному векторам. В противном случае не только падает их интеллектуальная эффективность, но и сама деятельность таких групп становится антисоциальной и антинациональной. Это связано как с ключевым направлением `стратегического прорыва` - развитием человеческого потенциала, так и общими закономерностями глобальных процессов. Прежде всего, превращением индустриальной и информационной экономики в экономику знаний. 

________________________ 

[1] Л.Л.Фитуни. Предисловие к русскому изданию книги Д.Перкинса `Исповедь экономического убийцы`. М.: Претекст, 2008 г., с. 7.

[2] Наследие России и духовный выбор российской интеллигенции М. - Калуга, 2006 г., с. 78.

[3] В.Иноземцев. Смерть традиции Независимая газета. 8 августа 2007 г., с.11.

[4] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М., август 2008 г. с. 58, 59, 60.

[5] Социально-экономическое положение России. Росстат. Москва, 2007 г., с.19. 
 

Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор.

13 января 2009 года.
 
www.viperson.ru

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован