Эксклюзив
Баранов Николай Алексеевич
30 декабря 2016
3094

Демократия и российская государственность

Main bar

В главе проанализированы формы народовластия в Древней Руси, акцентировано внимание на вечевых традициях древнерусского государства. На примере Новгородского княжества рассмотрены политические институты республиканского типа средневековой Руси. При характеристике сословно-представительных органов в истории России акцент сделан на деятельности земских соборов, боярских дум, уложенных комиссий, органов сословного управления - дворянских собраний, а также местного управления – городских органов власти и земств.

Ключевые слова: народовластие, демократия, вече, вечевой строй, Новгородская республика, сословно-представительные органы.

Baranov N.A. Democracy and the Russian statehood

In head democracy forms in Ancient Russia are analysed, the attention is focused on traditions of meetings of free people of the Old Russian state. On an example of the Novgorod princedom political institutes of republican type of medieval Russia are considered. At the characteristic representation of estates  in the history of Russia the accent is made on activity of meetings of class representatives, seigniorial thoughts, bodies of class management - meetings of noble family, and also local management - city authorities and meetings of free countrymen.

Keywords: democracy, meetings of free people, the Novgorod republic, representation of estates.

 

1.Формы народовластия в Древней Руси. Вечевой строй

Древнерусское государство формировалось под влиянием институтов, возникших в догосударственную эпоху. Это был эволюционный процесс, так как институты возникали не по причине завоевания другими народами русских земель, а под влиянием внутренних социальных процессов, которые привели к появлению Русского государства. При этом существенное влияние оказывал политический опыт античности и христианства. Однако и свой собственный опыт решающим образом влиял на становление институтов государства, которые, трансформируясь в государственные органы, приобретали новые черты, сохраняя древнерусские традиции.

В VIII – первой половине IX в. у восточных славян складывается общественное устройство, которое историки называют «военной демократией». Характерной особенностью этой формы управления стало возвышение князя и его дружины, которая становится привилегированной частью общества и мнением которой князь не может пренебрегать. На племенных собраниях – вече – избираются князья, воеводы и решаются важнейшие вопросы племенной жизни. Зародившиеся у истоков российской государственности традиции влияли на становление институтов и в дальнейшем.

Следует отметить, что народное собрание, как орган первобытной демократии, в эпоху догосударственного быта было известно всем славянским племенам. Но с образованием государств в Европе решающую роль в политической жизни стала играть феодальная аристократия, а народные собрания не стали играть никакой политической роли. На Руси же  вечевые традиции были определяющими вплоть до XI-XII вв. «По своему про­исхождению вече, - пишет советский и российский историк И.Я.Фроянов, - архаический институт, уходящий своими корнями в недра первичной формации. С переменами, проис­ходившими в социальной структуре восточно-славянского обще­ства, менялось и учреждение: племенное вече эпохи первобыт­ного строя отличалось от волостного веча второй половины XI-XII веков»[1]. Вечевые практики означали умение договориться всем вместе, выработать взаимоприем­лемое решение стоящих перед всеми задач в ре­зультате совместного обсуждения свободными людь­ми общих проблем.

Известия летописей о вечевой жизни на Руси многочисленны и разнообразны, хотя подробные описания вечевых собраний, по свидетельству историков, достаточно редки. По утверждению российского историка – эмигранта С.Г.Пушкарева, «очень часто и само слово «вече» не упоминается летописцем, а говорится лишь, что «кияне», новгородцы, полочане, володимирцы и т.д. «сдумаша» то-то, или «послаша» к кому-либо, или «реша» то-то»[2]. Во всех этих случаях, когда население города выступало самостоятельно и независимо от князя может идти речь о предварительном совещании или совете, т.е. вече. В начале XI в. с усилением центральной власти в лице великого князя Киевского племенные собрания теряют свое политическое значение и им на смену приходит влиятельное вече старших областных городов. «Старшие города, жители его, собранные на вече, - пишет знаменитый русский мыслитель С.М.Соловьев, - являются, таким образом, властью, и на чем они, старшие, положат, на том и пригороды станут»[3].

Власть веча, его состав и компетенция не определялись никакими юридическими нормами. Вече было открытым собранием, и все свободные люди могли принимать в нем участие. Фактически вече было собранием горожан главного города, так как жители малых городов хотя и имели право присутствовать на вече, но редко имели такую возможность. Решение вечевого собрания старшего города считалось обязательным для жителей пригородов и для всей волости. Тем не менее, в некоторых малых городах и пригородах развивалась собственная вечевая жизнь, проходили свои собственные вечевые собрания, нередко приводившие к столкновениям с вече старшего города. Однако такие случаи с течением времени становились все реже.

В условиях формирования государственности вече, как институт самоорганизации населения, превращается в го­сударственный орган, компетенции которого были не ограниченными никаким законом. Вечевое собрание могло обсуждать и решать любой вопрос: назначение и смещение должностных лиц, одобрение законодательных актов, распоряжение финансами, установление денежных сборов, объяв­ление войны и заключение мира. Кроме того, вече выполняло неко­торые судебные полномочия, принимало и направляло послов и т.п. Иногда даже народное ополчение, находясь в походе, устраивало вечевое собрание и решало вопрос о продолжении похода или о предстоящих военных действиях.

Однако самым главным предметом компетенции вечевых собраний было призвание князей и их изгнания в случае невыполнения ими обещаний, которые, как правило, были и устными и письменно не регистрировались. Но иногда обе стороны заключали дополнительные условия в виде договора («ряда»). Правда, в полной мере система договоров народа с князем развивалась только в Новгороде. Призвание или принятие народом угодного ему князя, как и изгнание неугодных князей, как свидетельствует летопись, было обычным явлением в XI-XII вв. Факты смены князей по воле населения были в землях Полоцкой, Смоленской, Чернигово-Северской, Муромо-Рязанской и некоторых других. Таким образом, признание и перемена князей являлись не только политическими фактами, проистекавшими из реального соотношения сил, но были общепризнанным правом населения, которое признавали и князья, и их дружины.

В дальнейшем по мере развития земельной собственности князья стали оседать в отдельных землях, передавая их по наследству. С XII века вместе с престолом потомкам князя стал переходить только один удел — великокняжеский. Князь, занимая великокняжеский прес­тол, во временное владение получал и территорию великого княже­ства, но при этом сохранял за собой и свой удел. Такое оседание кня­зей в отдельных волостях и послужило основой для феодальной раздробленности. Как справедливо замечает А.С.Автономов, «развивалась борьба монархического начала в ли­це князя, опирающегося на свою дружину, и демократического — в лице народного собрания»[4].

По-разному сложилась судьба этого института непосредственной демократии в различных частях стра­ны. Так, на юго-западе и северо-западе Руси то разгорался, то угасал конфликт меж­ду князем и аристократией. И та, и другая сторона стремилась для укрепления своих позиций заручиться поддержкой народного соб­рания, что влекло за собой усиление значимости последнего. На северо-востоке Руси после убийства Андрея Боголюбского в 1174 году началась гражданская война за наследование его прес­тола, в ходе которой победили прямые потомки князя Андрея, опиравшиеся, глав­ным образом, на свою дружину. В результате роль вечевых городов Ростова, Суздаля стала падать.

Иным образом развивались отношения между обществом и князем в Великом Новгороде, что привело к созданию Новгородской республики, просуществовавшей с 1136 по 1478 гг. Этот период характеризовался, по выражению С.М.Соловьева, «борьбой между северным единовластителем и Новгородом, как представителем древнего двоевластия»[5].

2.Новгородская республика

По мере ослабления власти киевских князей и развития политического сепаратизма Новгород стал проявлять все больше независимости от Киева. Так, в 1136 году князь Всеволод Мстисловович, после поражения новгородской рати в борьбе с суздальцами по приговору веча был заключен под стражу в архиепископском дворце, а через два месяца выслан из города с обвинением, что он «не блюдет смердов», т.е. не выражает интересов простых людей, а также плохо руководит войском и втягивает Новгород в межкняжескую борьбу. После этих событий к власти в Новгороде окончательно пришла городская аристократия – крупное боярство, богатое купечество, архиепископ, что привело к образованию своеобразной аристократической республики.

Следует отметить, что в это же время на территории прежней Римской империи возрождались республиканские традиции. В городах Северной Италии (Венеции, Флоренции, Генуе и др.) около 1100 г. возникли города-республики, где в работе органов власти принимали участие сначала высшие слои общества - знать, а затем и представители средних слоев – так называемый «средний класс».

Посредничество городов в торговле между Европой и Востоком (арабский мир, Индия, Китай), развитие мануфактур для производства тканей, одежды, обуви, оружия, предметов роскоши, судов для собственного потребления и на продажу за границу, совершенствование финансового дела (внедрение банков, ломбардов), кредитование знати и коронованных особ повышало социальный статус и усиливало политические позиции купцов и ремесленников, выходцев из простолюдинов – пополанов (popоlas – лат. народ), увеличивало их возможности в политической борьбе за демократизацию общества и политических институтов.

Аналогичная ситуация складывалась на северо-востоке Руси, где «Господин Великий Новгород» оказался на пути «из варяг в греки», предполагающим включенность в процесс торговли, который привел к возникновению влиятельных слоев населения – купцов, ремесленников, бояр, представителей церкви. Заинтересованность большинства слоев общества в создании выгодных условий для торговли и ее обеспечение, объединяло различные слои новгородского общества, которое выступало единым фронтом против политического давления Киева и Ростово-Суздальского княжества.

В 1196 году съезд князей признал за Новгоро­дом право самому приглашать себе князя при условии, что он будет из Рюриковичей. В Новгороде, отдельно от вся­кого вече, существовало большое вече, т.е. полное законное собрание, которое юридически являлось верховной властью. Право собрания большого вече не принадлежало только сановникам, облеченным властью или правительственною обязанностью, за исключением князя и посадника, которые, будучи предводителями, вынуждены были советоваться с народом. Созвать вече - значило представить какой-либо значимый вопрос на обсуждение народа, и поэтому всякий, кто считал себя вправе говорить перед народом, мог и созвать вече. Удар в вечевой колокол был требованием народного голоса.

Компетенция новгородского веча была всеобъемлющей. Вече устанавливало приговоры по управлению, договоры с князьями и с иностранными землями, объявляло войны, заключало мир, призывало князей, избирало владык; делало распоряжения о сборе войска и охранении страны; уступало в собственность или в кормленье земли, определяло торговые права и качество монеты, иногда ставило миром церкви и монастыри, устанавливало правила и законы; регулировало область внешней политики и обороны государства. Таким образом, вече являлось законодательной властью, но также исполняло функции судебной власти, особенно в делах, касающихся нарушения общественных прав.

Цензов на участие в вече не существовало. Деятельными членами на вече могли быть все граждане Новгорода - как богатые, так и бедные, как бояре, так и черные люди. Новгородское население не было однородным: оно делилось на лучших и меньших людей. Причем меньшие не были таковыми по политическим правам, а только по экономическому положению и фактическому значению. Неравенство фактическое при полном равенстве юридическом стало причиной многочисленных новгородских бунтов. Кроме общего разделения на лучших и меньших, новгородское общество делилось на три класса: высший класс – бояре, средний – житьи люди, т.е. купцы и своеземцы, низший – черные люди.

Решения вече постановлялись единогласно; в случае несогласия вече разделялось на партии, и сильнейшая силой заставляла согласиться слабейшую. Иногда, как результат распри, созывалось два веча: одно на Торговой, другое – на Софийской стороне. Конфликт кончался тем, что оба вече сходились на волховском мосту и дрались, если вмешательство духовенства не предупреждало кровопролития.

На вече не было понятия кворума, которое никак не влияло на принятие решения. Все население города, присутствовавшее на вече, могло не принять закона, а сотая часть населения могла принять закон, который был выгоден только этой части. Результат голосования определялся не по количеству голосов, а по мощи глотки кричащих: за что громче кричали, то и считалось принятым.

Так как вече собиралось не регулярно, а только тогда, когда его созывали, то необходим был постоянный орган власти, который бы занимался управлением Новгородской республикой. Таким органом власти стал Совет господ. Он состоял из старых и степенных посадников, тысяцких, сотских, кончанских старост и архиепископа. Совет имел аристократический характер, число его членов в XV в. доходило до 50. Этот орган развился из древнего института власти – боярской думы князя с участием городских старейшин. В XII в. князь к себе на совет со своими боярами приглашал городских сотских и старост. По мере того как князь терял органические связи с местным новгородским обществом, он с боярами был постепенно вытеснен из совета. Его заменил местный владыка – архиепископ, который стал постоянным председателем Совета.

Совет господ  готовил и вносил на вече законодательные вопросы, представлял готовые законопроекты, при этом он не имел собственного голоса в принятии законов. Также Совет осуществлял общее наблюдение за работой государственного аппарата и должностных лиц республики, контролируя, таким образом, деятельность исполнительной власти. Он же, совместно с князем, посадником и тысяцким решал вопросы о созыве вече и впоследствии направлял всю его деятельность.

Совет господ имел огромное значение в политической жизни Новгорода. Он состоял из представителей высшего новгородского класса, имевшего могущественное экономическое влияние на весь город, этот подготовительный совет часто и предрешал выносимые им на вече вопросы, проводя среди граждан подготовленные им самим ответы. Таким образом, вече очень часто становилось орудием для придания решениям Совета законности в глазах граждан.

Главой исполнительной власти в Новгороде был посадник. Посадник - это высшее выборное должностное лицо, являвшееся исполнительным органом вече, которому передавалось управление делами республики. Официально он избирался на вече из числа всех полноправных граждан Новгорода, но фактически посадник - из немногих наиболее знатных родов Новгородской республики. Срок посадничества не был ограничен, но фактически посадники занимали свою должность по одному-два года. Посадники, сложившие с себя полномочия, назывались «старыми посадниками».

Область деятельности посадников была очень обширной. Они направляли всю деятельность Новгородской республики, осуществляли контроль за работой всех категорий людей, проживавших на ее территории, совместно с князем ведали вопросами управления и суда, командовали войсками во время походов, наблюдали за строительством оборонительных сооружений, вели дипломатические сношения с другими русскими княжествами и иностранными государствами, руководили заседаниями Совета господ и вечевыми собраниями. Посадник, как представитель города, охранял интересы Новгорода и всей Новгородской республики перед князем. Без него князь не мог судить новгородцев и раздавать новгородские волости. В отсутствие князя посадник управлял всем городом. 

Еще одним носителем исполнительной власти в Новгородской республике был тысяцкий. Он занимался регулированием торговых отношений, торговым судом, созывом ополчения, обороной города и республики, имел полицейские функции. Тысяцкий также, как и посадник получал свои полномочия на неопределенный срок, имел в подчинении целый штат мелких агентов, которые исполняли различные судебные и административно-полицейские распоряжения, объявляли решения вече и призывали к суду, извещали суд о преступлении, производили обыски и т.д. Кроме этого тысяцкий занимался военным судом - судом над собранными ополченцами.

Также одной из важнейших выборных должностей в Новгородской республике был архиепископ. После отсоединения от Киевской Руси в 1156 г. епископ Новгородский стал избираться на вече, а затем утверждался митрополитом Киевским и всея Руси. Вече выбирало три кандидатуры на этот пост и бумажки с этими кандидатурами клали на престол Софийского Собора, а потом слепой или мальчик выбирал одну из бумажек. Претендент, имя которого было написано в этой бумажке, становился епископом Новгородским, а с 1156 г. - архиепископом Новгородским. Архиепископ Новгородский председательствовал на заседаниях Совета господ, осуществлял право церковного суда, наблюдал за торговыми мерами и весами, был хранителем государственной казны. К его голосу постоянно прислушивались высшие чины новгородской администрации. Архиепископ являлся крупнейшим феодалом Новгородской республики, владел обширными землями, образовавшимися, в основном, из конфискованных владений князя.

Судебная власть в Новгороде не была отделена от исполнительно-административной. Судебными полномочиями обладали многие органы власти и управления: вече, архиепископ, князь, посадник, тысяцкий. При вступлении в должность выборные приносили присягу - «крестное целование». Суд не сосредотачивался в отдельном ведомстве, а был распределен между разными правительственными властями. Суд был очень доходным, что и служило причиной его раздробления между различными органами управления. Возникновение новых правительственных институтов вносило осложнения в существовавшую судебную систему.

Судопроизводство усложнялось еще комбинациями разных юрисдикций в смешанных делах, где встречались стороны различных подсудностей. В тяжбе церковного человека с мирянином городской судья судил вместе с владычным наместником или его тиуном (уполномоченным). Княжеского человека с новгородцем судила особая комиссия, состоявшая из двух бояр, княжеского и новгородского, и, если они не могли согласиться в решении, дело докладывалось самому князю, когда он приезжал в Новгород, в присутствии посадника. Тысяцкий судил преимущественно дела полицейского характера, а также торговые. Он был первым из трех старшин в купеческом совете, который с участием посадника разбирал дела между новгородцами и купцами немецкого двора в  Новгороде.

Особенно интересно положение князя в Новгороде, сильно отличавшееся от положения князей в других русских областях. Князь являлся в Новгороде высшей судебной и военной властью, руководил и управлял судом, скреплял сделки и утверждал в правах. Он приглашался новгородским вече, но при этом был обязан подписать договор с Новгородом - ряд. Договоры определяли судебно-административные отношения князя к городу, финансовые отношения и отношение князя к новгородской торговле. По этим договорам определялась роль князя в управлении Новгородской республикой.

Смена князей на Новгородском престоле происходила доволь­но часто. За первые сто лет существования республики – от изгнания Всеволода Мстиславовича до монгольского нашествия – княжеская власть сменилась в Новгороде 48 раз[6]. Ослабление вели­кокняжеской власти приводило к постепенному усилению роли посадников и расширению их функций. Они не только контролиро­вали действия князей, но и становились главными магистратами республики, сосредоточившими в своих руках всю полноту испол­нительной власти. Следует отметить, что в отдельные периоды власть князей усиливалась, и чаще всего это происходило во времена военной опасности. Так, например, в середине XIII века, когда с за­пада Новгороду угрожали немецкие рыцари - крестоносцы и шве­ды, а с юга татары. Однако с XIV века в Новгороде прекращается частая смена князей и вместе с тем изменяется характер политической жизни.

Резкое имущественное неравенство между гражданами – свободными людьми с равными политическими правами – обычное явление в больших торговых городах с республиканскими формами устройства. В Новгороде это имущественное неравенство при политическом равноправии, при демократических формах устройства, по выражению В.О.Ключевского, «чувствовалось особенно резко, производило раздражающее действие на низшие классы»[7]. Вследствие непримиримого антагонизма низших в имущественном отношении классов к новгородскому боярству, являвшемуся руководителем местной политической жизни вольного города, укоренились недостатков, подготовившие легкое падение его вольности во второй половине XIV века. Такими недостатками, по мнению знаменитого русского историка были: снижение внутреннего общественного единения новгородского общества, недостаток земского единства и правительственной централизации в Новгородской области, экономическая зависимость от низовой княжеской Руси, откуда Новгород получал хлеб, слабость военного устройства торгового города, ополчение которого не могло стоять против княжеских полков[8].

Эти недостатки ускорили падение Новгорода, которое было предрешено более общей причиной: к середине XIV века образование великорусской народности уже завершилось и ей недоставало только политического единства. Центром объедине­ния стало Московское княжество, выделившееся из Владимиро-Суздальского еще в XII в.

В течение XV в. московские великие князья из князей-вот­чинников становились монархами централизованного госу­дарства. Усиление их власти происходило за счет сокращения власти удельных князей и татарских ханов. Формировалась самодержавная, т. е. политически независимая, власть. С идео­логических позиций эта власть представлялась в качестве обя­занности, общегосударственного, державного служения.

Ярким представителем «князей собирателей» был Иван III. Он сравнительно скоро и успешно разрешил стоящие перед ним задачи. Неудивительно, что позднее с именем Ивана связывалось представление о великих преобразованиях и огромных успехах Русского государства, за что он и был прозван «Великим».

Иван III начал с покорения и присоединения Новгорода – «главы русс­ких республик». Новгородская республика, в которой хозяйничала боярская аристократия, приходила в упадок одновременно с усилением Московского княжества и собиранием вокруг него земель, поэтому избежать присоединения Новгорода, которое произошло в 1478 г., к создававшемуся Русскому государству было невозможно.

С 13 по 15 января 1478 г. все жители Новгорода были приведены к присяге Ивану III. Новгородское вече прекратило свое существование, а вечевой колокол был отправлен в Москву.

Таким образом, было покончено с «главой русских респуб­лик» - Новгородом. Пал древний вечевой строй. Некогда он давал воз­можность народным массам бороться с боярской аристократией, но к XV веку вече превратилось в арену деятельности олигархов. В силу этого новгородские низы поддержали Ивана, несмотря на то, что он уничтожил их вечевые по­рядки. Кроме того, сепаратизм бояр, их попытки отдать Новгород в компенсацию за сохранение собственного господства польско-литовс­кому королю и магистру ордена немецких рыцарей, их явная антинаци­ональная и антинародная политика способствовали укреплению патри­отического чувства новгородцев, стремившихся к слиянию с Москвой в единое Русское государство.

Так же стоит отметить, что в то время, когда Новгородское государство с его республиканским устройством и слабой централизацией приходило в упадок по причине социальных противоречий, монархическая Москва собирала под свою руку земли и созидала новое Русское государство: сильная государственная власть доказала свою целесообразность в России.

Кроме Новгорода также в Пскове продолжились и развились традиции управления с сильным народным собранием и приглашаемым на время князем. Псков перестал быть пригородом Новгорода по договору 1347 года. От Новгорода также отделился, превратившись в 1397 году в самостоятельную республику, город Хлынов, переимено­ванный в конце XVIII века в Вятку.

Управление Новгородом и Псковом строилось в целом оди­наково, хотя имелись и некоторые отличия. В Пскове также главен­ствующее положение сохранялось за вече. Оно избирало и увольня­ло всех должностных лиц, приглашало и изгоняло князя. В отличие от Новгорода псковское вече избирало двоих посадников, которые пред­седательствовали на народном собрании, контролировали деятель­ность князя и других должностных лиц. Судебные функции князь осуществлял только в присутствии посадника. Избирался также ты­сяцкий, который в мирное время ведал торговлей и осуществлял суд по торговым делам, а в военное - командовал опол­чением. Псковское вече избирало епископа (в Новгороде - архиепископа). Епископ председательствовал в Совете господ, называвшемся в Пскове – Оспода, хранил государствен­ную казну, ведал архивом, осуществлял записи актов гражданского состояния. Оспода предварительно рас­сматривал вопросы, выносимые на рассмотрение вече, координиро­вал деятельность различных должностных лиц. В состав Оспода входили действующий посадник, а также бывшие посадники, тысяцкий, сотские, кончанские и уличанские старосты. Псков делился на шесть концов. В каждом конце, на каж­дой улице созывалось свое вече, избирались соответственно конча­нские и уличанские старосты. Пригороды также пользовались опре­деленным самоуправлением.

В конце XV века утратил независимость Хлынов, а Псков вошел в состав Московского госу­дарства в 1510 году.

3.Сословно-представительные органы в истории России

В период создания сильного централизованного государства в средневековой Руси стали появляться новые институты государственной власти, которые характеризовали период сословно-представительной монархии (XVI-XVII вв.). Среди них были такие, которые основывались на оригинальных демократических практиках, например, земские соборы.

Земские соборы являлись высшими сословно-представительными учреждениями в России в середине XVI – в конце XVII вв., на которых рассматривались важнейшие общегосударственные вопросы. В их состав входили члены «освященного собора» (архиепископы, епископы во главе с митрополитом, а с 1589 г. – с патриархом), Боярской думы, «государева двора», выборные от провинциального дворянства, верхушки горожан представители служилого и посадского классов (обычно около 300-400 человек). Принимая то или иное решение, члены собора обязывались быть ответственными исполнителями этого решения.

Целью созыва Иваном Грозным Земского собора в 1549 году явилась необходимость противопоставления боярам мнения других социальных слоев для поддержки царской власти. Первый собор стал называться Собором примирения, так как наряду с обличением злоупотреблений бояр Иван IV призвал забыть старые обиды и начать совместную работу на пользу страны. По наказу Собора был разработан новый свод законов – Судебник 1550 г. Это собор ознаменовал начало сословного представительства в России, когда монарх правит совместно с представителями сословий. Второй земский собор в 1566 году был созван для решения вопроса о том, следует ли мириться с королем польским и великим князем Литовским на предложенных им условиях.

В дальнейшем на Земских соборах принимались важнейшие законы, а после прекращения династии рюриковичей на русском престоле избирались цари: в 1598 году - Борис Годунов, в 1606 году - Василий Шуйский, в 1610 году московские бояре и служилые люди согласились принять на царство польского королевича Владислава, в 1613 году провозглашен царем Михаил Романов. Причем новый царь из династии Романовых, по мнению С.Г.Пушкарева, «удержался на престоле только благодаря поддержке земских соборов, которые в течение первых десяти лет его царствования заседали почти непрерывно»[9]. В 1648 году царь Алексей Михайлович инициировал приезд выборных людей на земский собор с наказами, заключавшими в себе изложение тех пожеланий, которые должны были быть внесены в новый свод законов. Последним земским собором принято считать собрание, состоявшееся в 1683-1684 гг. по вопросу о «вечном мире» с Польшей.

Сословно-представительные учреждения представляли не граждан своей страны, а отдельные сословия и общины, получившие привилегии на такое представительство. Отсюда и формирование части подобных учреждений, как правило, верхней палаты по наследственно-должностному принципу. По полномочиям сословно-представительные учреждения не были официально законодательным органом. Монарх созывал их для совещания и формально не был связан их решениями. На российских земских соборах решения подавались царю в виде челобитных, которые монарх мог удовлетворить или проигнорировать.

Постепенно на соборах стали вводиться выборные представители. Сама по себе система представительства была довольно сложной и запутанной. Вместе с тем расширение выборного начала позволило В.О. Ключевскому сделать вывод: «Выборный народный челобитчик на земском соборе XVII века сменил собою правительственного агента XVI века; соборное челобитье стало нормой народного представительства, высшим порядком законодательного взаимодействия верховной власти и народа»[10]. При этом порядок избрания определялся на местах теми, кто избирал своего представителя. Для избранного лица готовился наказ, в котором излагалась позиция делегирующего его коллектива. Наряду с выборными лицами часть мест в соборе по-прежнему занимали должностные лица: члены Боярской думы и высшее духовенство.

Таким образом, значение и характер земских соборов в Московском государстве были различны в разные эпохи. Большинство соборов носило лишь совещательный и осведомительный характер; выборные люди излагали правительству свои нужды и предоставляли решение вопросов царю. Как писал В.О.Ключевский, в земском соборе видели «представительство государственной организации. То живое, конкретное содержание, которое жило и работало в рамках этой организации, управляемое общество или народ, рассматривалось не как политическая сила, способная говорить на соборе устами своих уполномоченных, не как гражданство, а как паства, о благе которой могут думать сообща только ее настоятели»[11].

Соборы первых лет царствования Михаила Федоровича принимали решение о введении новых налогов для восстановления военной способности государства и административной организации. «Уложенный» собор 1648-1649 гг. имел законодательный характер. Наконец, избирательные соборы 1598-1613 гг. имели учредительный характер и олицетворяли верховную власть в государстве. В эпоху Смутного времени и после него деятельность земских соборов сыграла важную роль в деле восстановления российского самодержавия. С усилением государственной власти во второй половине XVII века, с ростом бюрократизации управления и с ослаблением земского самоуправления на местах земские соборы приходят в упадок. 

Одной из форм представительства интересов в средневековой России являлась Боярская дума, которая представляла собой постоянный совет князя с ближайшим окружением - боярами. Боярство в XIV-XVII вв. было высшим рангом, которым государь жаловал своих ближайших помощников. По мере становления Боярской думы в ней происходило расслоение по чинам на бояр, к которым относились представители нескольких десятков знатных фамилий, преимущественно княжеских; окольничих, которые возглавляли приказы, полки, назначались в дипломатические миссии; думных дворян, которые также могли руководить приказами, назначаться воеводами в города - производились из думных дьяков, дворян и стольников. Число бояр и окольничьих было невелико и редко превышало 50 человек. Появление думных чинов связано с расширением социальной базы, служившей опорой царю. Наряду с родовитой знатью членами Боярской думы становились отдельные преданные самодержцу люди незнатного происхождения, что особенно усилилось в конце XVI – первой половине XVII вв.

Права Боярской думы не были законодательно закреплены и держались скорее на сложившихся традициях. Законодательное значение думы было утверждено царским Судебником 1550 г. Нормотворческая функция думы заключалась в следующем: «Государь указал и бояре приговорили». Но такой порядок законодательства не был формально обязательным для государя. Иногда он решал дела и издавал распоряжения, имевшие характер законодательных постановлений, единолично. В общее собрание думы дела поступали или по указу государя или по докладам из приказов. Согласно Уложению 1649 г., дума является высшей судебной инстанцией для тех дел, которые приказы решить не могут.

Поскольку состав Боярской думы неуклонно сокращался, а значительная часть родовой знати критически восприняла нововведения, то в конце XVII в. царь перестает созывать Боярскую думу, и этот сословно-представительный орган постепенно прекращает своё существование.

Одной из форм народного представительства являются Уложенные комиссии - временные коллегиальные органы, призванные кодифицировать российское законодательство. Всего было семь уложенных комиссий, среди них наибольшую известность получила сословно-представительная комиссия, созванная Екатериной II в 1767–1768 гг. На её рассмотрение она представила «Наказ» из 526 статей, который должен был носить законодательный характер.

В состав комиссии было избрано 564 депутата от различных сословий – дворян (30%), горожан (39%), казачества, нерусских народов Поволжья и Сибири (12%),  сельских обывателей (14%), от правительственных учреждений (5%)[12]. Несмотря на расширенное представительство комиссия не охватывала своим составом всех слоев населения империи – не было депутатов от крепостных крестьян, от приходского духовенства, дворцовых крестьян и некоторых других слоев общества.

Самой важной новизной комиссии 1767 годы были наказы, какими избиратели обязаны были снабдить своих депутатов, изложив в них общественные нужды. Всего в комиссию было подано 1,5 тыс. наказов избирателей от всех сословий, которые стали предметом жарких дискуссий. В конечном итоге работа комиссии зашла в тупик и, не приняв никакого решения, в конце 1768 г. она была распущена. За полтора года законодательных работ Екатерина Вторая убедилась, что нельзя составить кодекс или свод законов путем рассуждений в многочисленном и неподготовленном к делу правительственном собрании. Для такого дела требуется организованная работа опытных юристов, которая может получить лишь общую оценку и утверждение со стороны народных представителей. Нельзя не согласиться с мнением известного историка А.Б. Каменского, специалиста по екатерининскому времени, о том, что «она явно переоценила своих подданных. Не имевшие опыта законодательной парламентской работы, в большинстве плохо образованные, они... в целом отражали общий низкий уровень политической культуры народа и не в состоянии были подняться над узкосословными интересами ради интересов общегосударственных»[13].

При Екатерине Второй начинают также законодательно регламентироваться сословные политические права дворян и горожан. Жалованные грамоты дворянству и городам были дарованы в 1785 году, в соответствии с которыми определялся порядок выборов органов городского самоуправления и юстиции, работа дворянских собраний и дворянских судов. Сам порядок устанавливался верховной властью, в прерогативы которой входила ликвидация выборных органов.

По грамоте 1785 года полноправный дворянин был освобожден от податей, рекрутской повинности и телесных наказаний, он мог быть судим только в дворянских судах лицами, равными ему по происхождению. Дворяне наделялись правом объединяться в губернские и уездные дворянские общества, созывать и участвовать в съездах, избирать судебных заседателей и предводителей дворянства. Дворянские собрания  проводились один раз в три года в зимнее время с разрешения генерал-губернатора для производства выборов. Кандидаты в заседатели дворянских судов, выбранные собранием на тот же срок, утверждались также главой администрации. Их избирали местные дворяне уездов, составлявших округ соответствующего суда, из лиц, удовлетворявших цензу оседлости и добропорядочности, выраженной в отсутствии явного порока, а также имущественному (доход с деревень) – не ниже 100 руб., возрастному не моложе 25 лет и служебному не ниже обер-офицерского чина, если он не был получен лишь при отставке. Были установлены цензы для приобретения как активного, так и пассивного избирательного права. Как пишет профессор русской истории С.Ф.Платонов, «бесправное при Петре Великом шляхетство облегчило свои тяготы при императрице Анне, замкнулось в благородное сословие при Елизавете, было освобождено от обязательной службы при Петре III; теперь, при Екатерине II, оно было обращено в привилегированное сословие с широким сословным самоуправлением и с большими административными полномочиями»[14].

Жалованная грамота городам установила новое «городовое положение», согласно которому городовые обыватели составляли «градское общество», владеющее общим городским имуществом и обладающее правом собраний. На этих собраниях горожане избирают себе городского главу и должностных лиц (по городскому самоуправлению и в сословные суды); обсуждают свои дела и нужды и имеют право обращаться по своим делам к губернатору.

Городская дума  являлась распорядительным органом, а городская управа под председательством городского головы - исполнительным. Выборы в городскую думу проводились по трем куриям на основе имущественного ценза. Первую курию составляли крупные налогоплательщики, вносившие треть городских налогов; вторую – более мелкие, уплачивавшие другую треть налогов; третью – все остальные. Каждая курия избирала равное число гласных в городскую думу. Имущественный ценз ограничивал число избирателей. В наиболее крупных городах они составляли в среднем 5,6 % от населения.

В компетенцию городского самоуправления входили городское благоустройство, развитие торговли, устройство больниц, школ, противопожарные меры и городское налогообложение. Городские думы находились под контролем правительственных чиновников. Городской голова, избранный думой, утверждался губернатором или министром внутренних дел. Они же могли приостанавливать решения городской думы.

Исполнительным органом городской думы сначала являлась «Шести-гласная» дума, в которую входило по одному представителю от шести разрядов городских обывателей, затем в 1846 г. для Петербурга, а 1862 г. для Москвы она была заменена на всесословную Распорядительную думу, а в ходе городской реформы 1870 г. повсеместно – на городскую управу. По «Городовому положению 1870 года» все горожане, платящие налоги, получили право сообща избирать гласных и городскую думу, которая должна была ведать городским хозяйством, как земства ведали земским хозяйством. Дума собиралась по мере необходимости; управа же действовала как как постоянный исполнительный орган думы. Срок выборных полномочий в городах устанавливался четырехлетний. За деятельностью городских дум и управ наблюдало губернское по городским делам присутствие под председательством губернатора.

Рост хозяйственной жизни государства благоприятно повлиял на развитие городов: из административных центров они стали превращаться в центры народнохозяйственной деятельности, о чем свидетельствует перепись населения 1897 года. Так, по сведениям энциклопедического словаря Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона 1898 года из 126368827 общего числа российских жителей в городах проживало 16785212 человек, что составляло 13% населения (в 1860-х гг. в городах проживало 10,6% жителей)[15].

В 1864 г. в результате земской реформы были созданы выборные органы местного самоуправления, получившие название земств. Земства, избиравшиеся на три года, были всесословными выборными учреждениями, выборы в которые проводились на основе имущественного ценза по куриям – землевладельческой, городской и сельских крестьянских общин – и были многостепенными.

Земские распорядительные органы – губернские или уездные земские собрания (председатель – губернатор или уездный предводитель дворянства), состоящие из депутатов – «гласных». Cобрания «гласных» выбирали исполнительные органы – губернские и земские управы в составе председателя и нескольких членов. Управа являлась постоянным учреждением: на основании закона и полномочий земского собрания она ведает всеми земскими делами своего уезда.

Собрания «гласных» происходили раз в год. В их компетенцию входило распределение государственных налогов, утверждение местных налогов, местное хозяйство, медицина, образование. Земство занималось также статистикой, оказанием агрономической помощи, земским страхованием имущества, земской почтой, дорожным делом, ветеренарией. Упор при этом делался на самоорганизацию активной части населения, поскольку властные полномочия земских органов были весьма ограничены. Земства действовали под контролем властей - министерство внутренних дел и губернаторы имели право отменять их решения. Являясь представительными учреждениями, земства внимательно относились к местным нуждам. Работа в земствах способствовала формированию гражданского сознания, развитию российской интеллигенции. Место Сословные интересы уступили место общеземским нуждам и проблемам. Самоуправление получило столь широкий характер, что многими было понято как переход к представительной форме правления. Поэтому со стороны правительства, вскоре после введения земских учреждений, стало заметно намерение удерживать деятельность земств в круге исключительно местных дел и препятствовать общению между собой земских корпораций различных губерний. Тем не менее, несмотря на запрет, служащие земств и часть дворянства составили земское движение, главным требованием которого было создание центрального земского учреждения.

К концу XIX века земское самоуправление было введено в 34 губерниях европейской России, а в остальных районах делами ведали правительственные органы. В 1914 г. земства были уже в 43 губерниях. После февральской революции 1917 г. земства были введены еще в 19 губерниях и областях России, а также созданы волостные земства – низшие органы местного самоуправления. В 1918 г. земства были ликвидированы декретом советского правительства.

Формирование сословно-представительных органов в России свидетельствует о том, что демократические процессы в стране проходили параллельно с европейскими, однако были прерваны радикальными сторонниками демократии. Институты государственной власти и местного самоуправления, сформированные на протяжении столетий, в целом отвечали потребностям населения, но опасения центральной власти, связанные с гражданским развитием общества и сдерживание любой ценой низовой инициативы привели к катастрофическим для страны последствиям.

 

[1] Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980. С.184.

[2] Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. М.: Издательство «Наука», 1991. С.49.

[3] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М.: Правда, 1989. С.218-219.

[4] Российское народовластие: развитие, современные тенденции и противоречия / Под ред. А.В.Иванченко. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2003. С.10.

[5] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М.: Правда, 1989. С.236-237.

[6] Акунин Б. Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия. М.: АСТ, 2014. С.337.

[7] Ключевский В.О. Краткое пособие по русской истории. Репринт. изд. М.: Прогресс-Пангея, 1992. С.83.

[8] Там же. С.84.

[9] Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. М.: Издательство «Наука», 1991. С.192.

[10] Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3 кн. Кн. 2. М.: Мысль, 1993. С.300.

[11] Там же. С.111-112.

[12] Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3 кн. Кн. 3. М.: Мысль, 1993. С.271.

[13] Цит. по: История России с древнейших времен до начала XXI века. / Под ред. А.Н. Сахарова. Т. 1. М., 2003. С. 792.

[14] Платонов С.Ф. Учебник русской истории. СПб.: Наука, 1993. С.286.

[15] Россия: Энциклопедический словарь. Л.: Лениздат, 1991. С.81-82.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован