Эксклюзив
Баранов Николай Алексеевич
12 января 2017
2723

Ценностные императивы Евразийского вектора России

Main evraz

 

В статье проанализированы причины смены приоритетов во внешней политике России, переориентации страны с европейского направления на евроазиатское. С точки зрения автора, одним из основных факторов смены вектора развития является ценностный, который поддерживается значительной частью населения, а также такими важными субъектами политики, как Русская православная церковь. В евразийском проекте каждая страна имеет свои интересы, которые позволяют ей более эффективно решать стоящие перед ней задачи, а Россия выступает в качестве центра притяжения, что позволяет ей оставаться важным геополитическим актором в современном мире.

Ключевые слова: евразийский вектор, Евразийский экономический союз, великодержавие, ценностные императивы, базисные ценности России.

Baranov N.A. (St.-Petersburg)

VALUABLE IMPERATIVES OF THE EUROASIAN VECTOR OF RUSSIA

 

In article the reasons of change of priorities in foreign policy of Russia, reorientation of the country from the European direction on the Eurasians are analyzed. From the point of view of the author, one of major factors of change of a vector of development is valuable which is supported by a considerable part of the population, and also such important subjects of a policy, as Russian Orthodox Church. In the Eurasians project each country has the interests which allow it to solve more effectively problems facing it, and Russia represents itself as the center of gravity that allows it to remain the important geopolitical actor in the modern world.

Keywords: the Eurasians vector, the Eurasian economic union, great power, valuable imperatives, basic values of Russia.

 

В современном мире страна становится центром притяжения для других государств и народов лишь в том случае, если она сможет им предложить такие варианты развития, которые способствуют повышению качества жизни, реализации потребностей людей, росту эффективности управления. Поэтому успехи западных стран в перечисленных областях являются востребованными для граждан многих современных государств. Однако не все государства и населяющие их народы способны воплотить в жизнь передовой опыт в силу особенностей цивилизационного характера, сложившегося менталитета, дефицита гражданственности. Поэтому возникают другие центры притяжения, основанные на силе, приоритете традиции перед новациями и на общем представлении относительно геополитической самоидентификации.

Россия оказалась той страной, которая, не сумев стать успешной рыночной экономикой и не построив демократические институты, за счет привычного экстенсивного развития и сильной просвещенно-авторитарной власти смогла добиться определенных успехов, породив, таким образом, у других стран, не справившимися с либерально-рыночными и демократическими преобразованиями, надежды на успешное развитие в другой - не либерально-демократической парадигме. Обладая весомыми экономическими и политическими ресурсами, которыми она не смогла эффективно распорядиться в 1990-е – 2000-е гг., Российская Федерация, не желая оставаться в геополитическом одиночестве, согласилась на интеграционные процессы со странами, не в полной мере состоявшимися в критериях современного развития.

До середины 2000-х гг. российское политическое руководство позиционировало страну как европейскую, о чем неоднократно заявлялось президентом страны в ежегодных посланиях Федеральному собранию Российской Федерации. В 2005 г. появились дорожные карты c ЕС по четырем общим пространствам – экономического, свободы, безопасности и правосудия, разработаны новые экономические проекты («Северный поток», «Южный поток» и др.). С 2007 года начались переговоры с Европейским союзом о создании безвизового пространства и о заключении нового стратегического договора между Россией и ЕС. Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» предусматривал «достижение стратегической цели – создание единого экономического и человеческого пространства от Атлантического до Тихого океана»[1]. Сейчас этот проект отложен в сторону, однако маловероятно, что он полностью исключен.

Ведущие американские геополитики (З.Бжезинский, Г. Киссинджер) неоднократно заявляли о принадлежности России к европейской цивилизации. Так, в своей книге «Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис», вышедшей в 2012 году, Збигнев Бжезинский пишет о том, что решающим для будущего международного статуса Запада и для его укрепления будет вовлечение России в расширенное сообщество западных стран. Такой союз, который базировался бы на универсальной системе политической культуры и ценностях, и простирался бы от Ванкувера до Владивостока, обладал бы значительным политическим весом в мире, полагает влиятельный американский геополитик[2]. А в одном из интервью «Российской газете» З.Бжезинский констатировал: «Россия должна стать членом Евроатлантического сообщества. Россия – это европейская страна и должна быть его частью»[3].

В связи с украинским кризисом, возвратившим российско-американские отношения к временам «холодной войны», бывший государственный секретарь США, лауреат Нобелевской премии мира Генри Киссинджер в интервью корреспонденту американского журнала «National Interest» в августе 2015 года рассуждает об ошибочной политике Запада в отношении России. Запад, полагает американский геополитик, провозгласил своей целью «навредить России, тогда как долгосрочной целью должна быть ее интеграция»[4]. Г.Киссинджер – сторонник интеграции России в западное сообщество, и он понимает, что украинский конфликт зачеркивает все надежды западных политиков на вестернизацию России.

Профессор МГУ П.А.Цыганков справедливо считает: «Расхождение национально-государственных интересов различных стран, в том числе России и стран Запада, — очевидный, объективный и системообразующий факт международной политики. Бесспорным является и несовпадение их идентичностей и, следовательно, ценностей»[5]. Тем не менее, несовпадение ценностей России и Запада не стоит драматизировать. Оно является таким же нормальным, как и несовпадение интересов, которое и в теории, и в практике международных отношений не считается препятствием для сотрудничества, а представляет предмет переговоров с целью нахождения компромиссов и сближения позиций.

Увеличение политической и экономической силы России и воз­растание ее конкурентоспособности, переход к принципиально новому курсу на достижение самодостаточности и самоуважения во внутренней и внешней политике вызвали оживление антирос­сийских выступлений в странах Евросоюза. Основными направлениями антироссийской кампании, разверну­той в европейских СМИ, экспертных и аналитических сообществах, властных структурах и бизнес-кругах, стали экономическая страте­гия России, ее внутренняя и внешняя политика.

Кроме того, в ситуацию вмешалась геополитика. Западные страны стремились реализовать свои геостратегические интересы, пользуясь слабостью российского оборонно-экономического потенциала. Такими действиями, как расширение НАТО на Восток, создание военных баз в Киргизии, Узбекистане, попытка закрепиться в Таджикистане, американские политики подтверждали существующие у российского руководства опасения, связанные с изоляцией страны и доминированием позиции силы на международной арене. Попытка, предпринятая западными странами, принять Грузию и Украину в Североатлантический блок, убедили российскую власть в намерении западных государств внешнеполитически изолировать Россию. Поэтому война с Грузией в 2008 году была принципиально важной для России, как субъекта международных отношений: принятие условий Грузии означало бы конец российского государства как великой державы и превращение ее в среднюю по своему влиянию страну.

Наше противостояние с Западом директор Института экономики РАН Р. Гринберг называет самообманом, отвлекающим от малоприятных реалий: от собственной неспособности диверсифицировать отечественное производство, освобождаться от топливно-сырьевой зависимости и добиться реального технологического прорыва. «Разве не было бы прагматичнее и добрее к своему собственному будущему – направить наши устремления на решение именно этих задач, а не на мнимое превращение страны в нечто такое, чего бы все «боялись и уважали?»[6] - вопрошает российский экономист.

Претензии России на великодержавие стало решающим фактором ее активной наступательной политики в отношении соседних государств. Причем такая политика коррелируется ожиданиями населения, которое в своем большинстве поддерживает политическое руководство, ее реализующую. Такие ожидания населения в значительной степени объясняются неспособностью большинства людей быть успешными в обычной жизни. Причина поддержки значительной частью населения великодержавной политики заключается в потребности человека к позитивному восприятию реальной действительности, которое по субъективным обстоятельствам невозможно ценой собственных усилий, но становится вполне реальным через гордость за страну. У человека, осознающего, что его низкий уровень жизни и его возможности, над повышением которых он не собирается работать, потому что не научился, не изменятся, появляется потребность в компенсации его неудач позитивными эмоциями, которые он привык разделять с чем-то сильным и могучим, имеющим к нему некое отношение. То есть со своей страной. Именно эта часть общества поддерживает президентскую великодержавную политику в ее радикальном варианте. Поэтому внутренняя политика выстраивается, исходя из внешнеполитического контекста.

Великодержавие в России выступает в качестве компенсатора социально-экономических неудач. В своей публичной лекции на телеканале «Дождь» декан экономического факультета МГУ Александр Аузан констатировал готовность российских граждан в принадлежности к великой державе за счет самоограничений [7].  А директор «Левада-центра» Лев Гудков отмечает: даже в 1998 году от будущего президента ждали трех вещей: выхода из экономического кризиса, прекращения войны в Чечне, и возвращения статуса великой державы». С 2012 по 2015 гг. произошел, по его утверждению, «мощнейший рост самоуважения» — в 1,7 раза. В той же пропорции выросло число граждан, считающих, что нас стали уважать в мире[8].

Российское государство как «легальный институт конституирования интересов целого»[9] находится в поиске обретения былого величия. После утраты международного влияния в мире в 1990-е гг. в начале нового тысячелетия государственная власть в качестве приоритета своего развития заявила отстаивание интересов государства в противовес частным, фрагментарным интересам. Таким образом, демократические начала новой государственности нивелированы интересами, в первую очередь, самого государства, а не людей его составляющих.

Такая логика государственного строительства исходит из геополитических интересов России, понимаемых как возрождение великой державы, прежде всего, на евразийском пространстве. Российское государство явилось продуктом уникальной евроазиатской цивилизации, что наложило отпечаток на весь ход его исторического развития и продолжает действовать до сих пор. Консервативный тренд, начавшийся в российском политическом дискурсе в начале 2000-х гг., продолжает свое победоносное шествие благодаря сопутствующим факторам как инициируемым властью, так и существующим объективно: пышное празднование 400-летия дома Романовых, работа над единым учебником истории, конструктивное сотрудничество с Русской православной церковью, успешное проведение зимних Олимпийских игр в Сочи и других крупных международных состязаний, противостояние политике западных стран, связанной с распространением радикальных свобод, всплеск патриотических настроений в связи с событиями на Украине.

В данный контекст органично вписывается патриотизм, консолидирующий базу государственной политики. «Быть патриотом, - по мнению президента В.Путина, - значит не только с уважением и любовью относиться к своей истории, …а прежде всего, служить обществу и стране»[10]. Следовательно, служение Отечеству объявляется приоритетным по сравнению с индивидуальными интересами человека. 

Поддержка соотечественников, ярко проявившаяся в присоединении Крыма к России, дополняет в целом политику, основанную на исторической справедливости, великодержавии, уникальности российского пути и патриотизме.  

Обращение власти к традиционализму свидетельствует о попытке проведения консервативной революции сверху, опираясь на консервативный запрос снизу. Такой симбиоз делиберативной политики способен осуществить значительные изменения в общественно-политическом устройстве страны, отказаться от того, что, по мнению идеологов власти, не отвечает национальному коду и мешает развитию страны. Таким образом, соотношение ценностей элит и массового поведения приводит к формированию общей внутриполитической обстановки, характеризующей взаимоотношения государства и общества.

Объединение людей вокруг общих ценностных ориентаций способствует повышению легитимности власти, что дает возможность ей проводить намеченные ею социально-экономические преобразования, а также консолидировать общество. Однако консервативный тренд имеет свои пределы: снижение уровня жизни, связанное с неэффективным развитием экономики, потребует от власти усилий, направленных на модернизацию экономических отношений, что приведет, в конечном итоге, к политическим переменам и увеличению численности тех людей, для которых качество жизни, а не мощь державы является приоритетом. По мнению Германа Грефа, «без реформы системы управления проведение других реформ невозможно, и России не стоит ждать ни процветания, ни конкурентоспособности»[11].

Важным элементом российской государственности является духовная основа. Суть ее заключается в высокой ценности определенного типа складывающихся в обществе отношений, стремлении к их воспроизводству, что позволяет говорить о нравственных основаниях государственности. Однако для того чтобы быть великой, необходимо реально оценить свое место в глобализирующемся мире, свои потенциальные возможности в сложившихся условиях. Это место, роль и значение определяется не единственно правильной и верной идеологией, а способностью решать стоящие перед страной задачи, рациональностью нашего мышления и способностью адекватно реагировать на вызовы современности.

В данном контексте становлению сильного государства помогает деятельность  Русской православной церкви, ориентирующая прихожан на поддержку сильной духовной власти. Недаром 4 ноября 2013 года Президент Российской Федерации В.Путин стал лауреатом первой премии Всемирного русского народного собора, главой которого по должности является Патриарх Московский и всея Руси, за сохранение державной России.

На XV Всемирном русском народном соборе, состоявшемся в 2011 г., обсуждался актуальный для российского народа вопрос базисных ценностей, вакуум которых, по мнению церковных иерархов, особенно остро ощущается в последние годы. Не позиционируя себя ни с одной из политических партий, Церковь, тем не менее, обращает внимание на ответственность за политический выбор в избирательных кампаниях, результаты которых определяют жизнь страны на годы вперед. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл озвучил набор ценностей, которые предлагаются обществу: «справедливость, мир, свобода, единство, нравственность, достоинство, честность, патриотизм, солидарность, семья, культура, национальные традиции, благо человека, трудолюбие, самоограничение, жертвенность», а также от имени Патриаршего совета предложил для обсуждения триаду «вера, Родина, свобода»[12]. РПЦ призвала к тому, чтобы сформулированный ею набор фундаментальных ценностей учитывался при принятии правовых и политических решений в государстве.

Позиция РПЦ состоит в неизменности нравственности и справедливости, так как внесение в эти понятия относительности разрушает их. Так, на открытии III Рождественских Парламентских встреч в рамках XXIII Международных Рождественских чтений в январе 2015 года Патриарх Кирилл привел исторический пример исчезновения нравственности после принятия нацистами известного тезиса: «Хорошо то, что хорошо для великой Германии». «Когда мы нравственность обуславливаем коллективными, корпоративными, классовыми, идеологическими и прочими факторами, - заявил патриарх - мы отказываемся от нравственного начала. И сегодня, когда нам говорят, что нравственно только то, что поддерживается мировыми СМИ, а все остальное является безнравственным, то мы перед собой имеем ту же самую проблему, через которую человечество уже проходило на путях разрушения нравственных начал» [13].

На состоявшемся в ноябре 2014 года XVIII ВРНС, посвященном теме «Единство истории, единство народа, единство России», был сформулирован набор ценностей, исходя из анализа РПЦ нашего исторического прошлого. Участники Собора призвали соединить все самое лучшее и ценное из различных эпох нашей истории в синтезе религиозных идеалов Древней Руси, государственных и культурных достижений Российской империи, социальных императивов солидарности и равенства, провозглашенных в советском обществе, справедливое стремление к осуществлению прав и свобод граждан в постсоветской России. Подобную идеологическую модель можно описать формулой «вера — справедливость — достоинство — солидарность — державность». В Соборном слове XVIII ВРНС  говорится: «Мы верим, что такой мировоззренческий синтез рано или поздно произойдет, и его итогом станет созидание государственной модели, сочетающей сильную властную вертикаль с опорой на высшую правду, с поддержкой семьи и религиозных институтов, с широкими социальными гарантиями, с соблюдением прав и свобод граждан»[14].

На соборе было заявлено, что абсолютизация свободы выбора в отрыве от нравственных установок является смертельно опасной для человека и для общества, потому что выбрать-то можно и зло. В то же время не следует идею свободы, противопоставлять другим фундаментальным ценностям. Например, оно должно сочетаться с понятием «солидарное общество», в котором ради достижения общего блага тесно сотрудничают между собой различные этнокультурные, социальные, профессиональные, религиозные и возрастные группы. В таком обществе сотрудничают, а не конфликтуют между собой народ и власть, этносы и религии, и даже, по выражению Патриарха Кирилла, «политические партии не конфликтуют». Причина заключается в том, что сфера политики — это надстроечная сфера. Базисной же сферой, по его мнению, является сфера ценностей. «И этот ценностный базис ни одна партия в России не должна разрушать, потому что тогда не будет России»[15].

Идеал социальной справедливости, который после неоднозначных 1990-х гг. стал широко востребованным, и, с точки зрения РПЦ, должен быть наполнен накопленным историческим опытом и в итоге не раскалывать общество, а служить достижению социальной гармонии, наполнению конкретным содержанием не только политических, но и социально-экономических прав наших граждан.

Таким образом, РПЦ претендует на роль посредника в общении верующих граждан и власти, что следует из ее моральных принципов и позиции, выработанной в последние годы. Возглавив борьбу за нравственность, Русская православная церковь использует все предоставленные ей возможности, эффективно используя преимущества своего привилегированного положения.

Следует отметить, что государственная власть стала фактором объединения общества, когда стали решаться вопросы социальной справедливости и усиления могущества страны. При этом ценности свободы и прав человека, по-прежнему, находятся на периферии общественного сознания и не являются объединяющим фактором. Их значимость может повыситься лишь в том случае, если они смогут вписаться в поддержанную обществом иную, неконсервативную парадигму развития.

В то же время чрезмерное усиление государства приводит к политической инфантильности общества, снижению востребованности в демократических нормах и правилах и формированию авторитарного режима. Поэтому повышение влияния государства должно сочетаться с усилением гражданского общества, которое может ограничить монопольное государственное притязание на управление всеми сферами жизнедеятельности через призму исключительно государственных интересов.

Можно констатировать, что ценностные императивы России и западных европейских стран кардинально расходятся, не способствуя их сближению. В сложившейся ситуации более предпочтительными не столько с духовной, сколько с прагматической точки зрения оказался союз Российской Федерации с рядом постсоветских (в основном, центрально-азиатских) государств.

Создание международной организации региональной экономической интеграции – Евразийского экономического союза, в рамках которого обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики[16], стало логичным следствием несостоявшегося стратегического партнерства между Россией и Европейским союзом.

Евразийский интеграционный процесс органично вписывается в современный международный тренд, связанный с преодолением заградительных барьеров между странами и созданием эффективной экономической системы, способствующей развитию государств. При этом следует обратить внимание на то, что наиболее успешные экономические интеграционные проекты реализуются между странами с демократическими политическими системами. Да и желание интегрироваться высказывают, прежде всего, страны с открытой системой власти, основанной на демократии и доверии к политикам со стороны народа.

В данном контексте евразийский проект имеет свои особенности:

в политике - странам, ориентирующимся на евразийскую интеграцию, не удалось осуществить либерально-демократические преобразования, поэтому их политический режим варьируется между демократией и авторитаризмом, приближаясь то к одному, то ко второму полюсу, а политические институты впитали в себя традиционную составляющую, создав эклектический симбиоз;

в экономике – переход на рыночную систему оказался не завершенным, велика роль бюрократии в экономических преобразованиях, сохраняется высокая зависимость от российского рынка труда;

в культуре – характерно критическое отношение к современным западным веяниям, проявляется ориентация на традиционные ценности, возрождение религии, занявшей освободившуюся идеологическую нишу после неудавшегося коммунистического эксперимента.

Евразийский вектор России оказался обусловленным потребностью страны в реализации собственных возможностей и стратегических устремлений, направленных на пересмотр сложившегося мирового политического порядка и противостояние глобальному экономическому и политическому доминированию США и западных стран.

На Западе распространено мнение о том, что российский президент, однажды заявив о крахе Советского Союза как величайшей катастрофе ХХ века, стремится восстановить СССР в том или ином виде. Поэтому создание союза государств с наднациональными структурами на постсоветском пространстве представляется реализацией данной идеи. Россия, окружавшая себя в XIX-XX вв. буферными государствами, не может отказаться от идеи создать евразийский союз зависимых от нее стран. Однако, как отмечает американский экономист Нуриэль Рубини, создание полноценного союза «может оказаться пустым прожектерством», так как «недореформированность России и негативные демографические тенденции подразумевают низкие возможности для роста и недостаток финансовых ресурсов для создания налогово-бюджетного и трансфертного союза, что необходимо для привлечения новых стран к интеграции»[17].

Евразийская интеграция рассматривается российской политической элитой как устойчивый и долгосрочный проект, не зависящий от политической и экономической конъюнктуры. По мнению В.В. Путина, модель мощного наднационального объединения, способна стать «одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом»[18]. Являясь активным участником организации АТЭС, Россия может оказать помощь государствам ЕАЭС в расширении экономического сотрудничества со странами самого быстроразвивающегося региона в мире.

Евразийский проект может стать привлекательным для его участников по следующей причине. В силу успешности западной модели развития страны, входящие в Евразийский экономический союз, заинтересованы в более близких контактах с Европой, посредником в которых может выступать Россия. У России с европейскими странами намного больше общего, чем, например, у центрально-азиатских государств. Прежде всего, наша близость связана с культурными корнями, которые имеют много общего с западными. Поэтому сближение как с Европой, так и с рыночными странами через ВТО, в котором Россия может выполнять роль посредника, является потенциальным стимулирующим фактором для участников евразийского сообщества. Как справедливо отмечает Н.А. Назарбаев, «Европа не может жить без Азии. Европе нужна Россия, нужен Казахстан, наши ресурсы. Нам нужны их технологии и наука, ряд товаров. Мы взаимодополняем друг друга»[19]. Взаимный обмен ресурсами особенно важен в постиндустриальном обществе в связи с тем, что заканчивается нефтяная эпоха.

Россия также старается использовать дипломатические инструменты, предоставляя возможность государствам Евразийского экономического союза в продвижении своих интересов на международной арене: Белоруссии – в преодолении отчужденности со стороны стран Запада, Армении – в признании международным сообществом геноцида армянского народа в начале ХХ века и решении проблемы Нагорного Карабаха, Казахстану – в стремлении вступить в ВТО, Киргизии – в защите ее рубежей от радикальных исламистов и свободном передвижении граждан страны с экономическими целями по территории Российской Федерации.

В силу противоречий с Западом, которые проявились к середине нулевых годов (отказ от равноправных отношений,  подозрительность и недоверие со стороны западных стран), Россия вынуждена была искать новые пути подтверждения своей статусности (великодержавности). И этот путь привел ее к евразийскому сообществу как исторически обусловленному выбору. Однако такой шаг не является окончательным поворотом на Восток. Как отмечал Е.М. Примаков, Россия хотела бы нормализовать отношения с США и Европой, но игнорировать возрастающее значение Китая и других стран АТР было бы неразумно. В то же время российский политик был убежден: если мы не будем сотрудничать с западными странами в ликвидации опасных международных явлений, то мы потеряем свою страну как великую державу[20].

Таким образом, Россия выстраивает новую модель межгосударственного устройства, в которой выступает в качестве центра притяжения и которая позволяет ей оставаться важным геополитическим актором в современном мире. Это влияние обосновано, в том числе, ценностными императивами, разделяемыми в той или иной степени рядом стран, которые позволяют  признать Россию в качестве лидера в противостоянии с навязываемыми Западом ценностями.

 

[1]  Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации». Официальный сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/bdomp/ns-osndoc.nsf/e2f289bea62097f9c325787a0034c255/0d9e14cf601a08b3442579fa00364f6c!OpenDocument (дата обращения: 19.08.2015).

[2] Бжезинский З. Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис / пер. с англ. М.Десятовой. М.: Астрель, 2012. С.232.

[3] Бжезинский З. Россия должна стать частью Запада // Российская газета. 2012. 29 марта.

[4] The Interview: Henry Kissinger // National Interest. 2015. August 19. URL: http://nationalinterest.org/feature/the-interview-henry-kissinger-13615?page=2 (дата обращения: 20.08.2015).

[5] Цыганков П.А. Политическая динамика современного мира: теория и практика. М.: Издательство Московского университета, 2014. С.231-232.

[6] Гринберг Р.С. Пора взрослеть // Мир перемен. 2014. №3. С.7.

[7] Роль государства в экономике. Лекция Александра Аузана, 12 июня 2015 г. Сайт телеканала «Дождь». URL: http://tvrain.ru/teleshow/ekonomicheskij_fakultet_lektsii/rol_gosudarstva_v_ekonomike_lektsija_aleksandra_au-389113/ (дата обращения: 19.08.2015).

[8] Гудков Л. Почему в 2017 году в России не будет революции // Московский комсомолец. 2015. 6 авг. URL: http://www.mk.ru/politics/2015/08/06/pochemu-v-2017-godu-v-rossii-ne-budet-revolyucii.html (дата обращения: 19.08.2015).

[9] Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. М., 1997. С.50.

[10] Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации. 12 декабря 2012 г. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/17118 (дата обращения: 19.08.2015).

[11] Герман Греф заявил о неготовности России «ни к каким реформам». URL:

http://top.rbc.ru/politics/28/04/2015/553f92c99a79470b64a499fd (дата обращения: 19.08.2015).

[12] Выступление Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на открытии XV Всемирного русского народного собора. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/1495312.html (дата обращения: 19.08.2015).

[13] Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии III Рождественских Парламентских встреч. Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/3960558.html (дата обращения: 19.08.2015).

[14] Соборное слово XVIII Всемирного Русского Народного Собора. URL: http://www.vrns.ru/news/3395/#.VdXYHcLou70 (дата обращения: 19.08.2015).

[15] Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии III Рождественских Парламентских встреч. Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/3960558.html (дата обращения: 19.08.2015).

[16] Договор о Евразийском экономическом союзе, 29.05.2014 г. // Официальный сайт Евразийского экономического союза. URL: https://docs.eaeunion.org/ru-ru/_layouts/15/Portal.EEC.NPB/Pages/RedirectToDisplayForm.aspx?docId=a089f4c6-02da-4461-b033-3f5d122e0020&WebId=632c7868-4ee2-4b21-bc64-1995328e6ef3&SiteId={bef9c798-3978-42f3-9ef2-d0fb3d53b75f}&mode=Document&Tab=ViewInBrowser (дата обращения: 12.07.2015).

[17] Рубини Н. Евразийское видение России // Мир перемен. 2014. № 3. С.70.

[18] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня. URL: http://izvestia.ru/news/502761 (дата обращения: 19.08.2015).

[19] Европа не может жить без Азии. Интервью М.Гусмана с Н.Назарбаевым // Российская газета. 2015. 6 июля.

[20] Примаков Е.М. Не просто работать, а знать во имя чего. О России сегодня // Российская газета. 2015. 13 января.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован